В мире        21 апреля 2022        90         0

Есть шанс, что финны и шведы расколют НАТО

Есть шанс, что финны и шведы расколют НАТО

Фото: Zuma/TASS

Возможное вступление Швеции и Финляндии в НАТО обусловлено эмоциональной реакцией на украинский кризис и сулит альянсу ослабление и развал. Об этом пишет колумнист турецкой газеты Sabah Хасан Ялчын. В своей статье он предупреждает о новых трудностях для альянса, несмотря на то, что в военной организации царит воодушевление в связи с возможным расширением.

«Волны расширения после холодной войны почти ничего не дали ни НАТО, ни союзникам. Напротив, обернулись новыми издержками и излишне расширили оборонную ответственность НАТО. И в этот раз будет так же», — пишет автор.

По его мнению, альянс превратился в идеологический инструмент и вступившие в него восточноевропейские государства взвалили на него новые обязанности, ничего не внеся взамен. Аналогичным образом на НАТО повлияют и Швеция с Финляндией.

«Военный и экономический вклад этих стран лишь капля в море. Их геополитический вклад на северном фланге также не настолько ценен, чтобы его не могли обеспечить страны Балтии или Норвегия», — уверен Ялчын.

Турецкий публицист также назвал присоединение североевропейских стран эмоциональной реакцией, а саму НАТО — альянсом по сдерживанию. Он уверен, что если не будет выполняться эта функция, то от НАТО ничего не останется.

«Путь к поддержанию сдерживания лежит через простоту и доверие. Любой хаос и отсутствие безопасности размывают границы НАТО. Расширение не влечет за собой углубление. Наоборот, каждое расширение делает НАТО все мельче в плане сдерживания» — пояснил он. Ялчын также призвал Турцию донести до НАТО эту позицию.

Как это все понимать? Насколько мнение этого колумниста можно считать распространенным в Турции? Если оно распространено, означает ли это, что Анкара не поддержит это расширение?

— Брюссель стремится продемонстрировать потенциал НАТО к расширению, что по мнению стратегов из Вашингтона, является признаком жизнеспособности организации, — считает руководитель экспертного совета Фонда стратегического развития, политолог Игорь Шатров.

— Если в альянс стремятся вступить, он действенен. Возможный прием в НАТО Финляндии и Швеции компенсирует невозможность вступления в организацию на современном этапе Украины и Грузии, а значит, по сути, отсутствие оснований для применения пресловутой 5 статьи натовского устава в отношении Украины. То есть это, по сути, демонстрация России мощи альянса без применения им силы. Ну и, конечно, да, этот провокационный шаг опирается на ту истеричную русофобскую реакцию на украинский кризис, которая присутствует сейчас в западном мире.

«СП»: — По мнению колумниста, вступление Швеции и Финляндии сулит альянсу ослабление и развал. В чем логика? У Турции есть предубеждение против этих конкретных стран или против расширения НАТО в целом?

— Турция при всех оговорках — привилегированный член НАТО: страна, обладающая самой многочисленной после США армией в Североатлантическом блоке, страна, контролирующая черноморские проливы, страна, являющаяся воротами НАТО на Ближний Восток. Ситуация может измениться кардинальным образом. В Турции опасаются пересмотра внутринатовской логистики, изменения стратегии альянса, большего упора на северное, балтийское и даже арктическое направление. С вступлением двух скандинавских стран это, действительно, может случиться. При расширении НАТО в Скандинавии попытка давления на Россию, которая была и остается главным противником НАТО, смыслом его существования, с северного направления, сама собой напрашивается. Можно ожидать введения ограничений на перемещение российских судов в акватории Балтийского моря, препятствования функционированию Северного морского пути.

«СП»: — «Волны расширения после холодной войны почти ничего не дали ни НАТО, ни союзникам. Напротив, обернулись новыми издержками и излишне расширили оборонную ответственность НАТО. И в этот раз будет так же», — написал Ялчын. Так ли это?

— В данном случае он лукавит. Если НАТО, действительно, переориентирует свою стратегию конфронтации с Россией на северное направление, то присутствие в альянсе всех скандинавских стран блоку выгодно. Вступление только одной Финляндии увеличивает протяженность сухопутной границы России и НАТО сразу в два раза.

«СП»: — По его мнению, военный и экономический вклад этих стран лишь капля в море. Их геополитический вклад на северном фланге также не настолько ценен, чтобы его не могли обеспечить страны Балтии или Норвегия. Действительно ли это так? Почему их тогда так упорно пытаются протащить в альянс?

— Здесь тоже я вижу лукавство. Страны Балтии могут только свою территорию предоставить в качестве плацдарма. В то же время у Финляндии и Швеции есть подготовленные по стандартам НАТО армии, каждая из которых по численности больше армий Латвии, Литвы и Эстонии вместе взятых. А географическое положение этих стран вкупе с прибалтийскими государствами создает условия для реализации сценария по взятию России на Балтике в клещи. Реалистичность этого сценария это уже другой вопрос, но уверен, что на картах в Брюсселе он присутствует.

«СП»: — Ялчын назвал НАТО альянсом по сдерживанию и подчеркнул, что если не будет выполняться эта функция, то от НАТО ничего не останется. Так ли это? Многие ли в НАТО это понимают?

— Сдерживанием в НАТО называют агрессивную милитаристскую политику в отношении России. Без войны сдерживание реализуется только через переговоры. Переговоры дают возможность красиво надувать щеки, при этом нет возможности проверить на деле возможности противника. За этой ширмой долгие годы НАТО удавалось скрывать свою неготовность к участию в полноценном военном конфликте с Россией. Отсутствие диалога, а сейчас именно такая ситуация, делает угрозу войны реальной. Но готовы ли страны НАТО к войне с Россией? Мощная армия, помимо США, есть только у Турции. Турция понимает, что в случае чего именно ей предложат воевать за интересы Запада. А это ли надо Анкаре?

— У политизированной аудитории в Турции та же Швеция может ассоциироваться с активностью крайне правых или контактами официального Стокгольма с Сирийскими демократическими силами (SDF), ядро которых, как известно, составляют организации сирийских курдов, — считает ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций Михаил Нейжмаков.

— Например, в апреле 2021 года после контакта министра обороны Швеции Петера Хультквиста с командующим SDF Мазлумом Кобани шведский посол в Анкаре был вызван в МИД Турции. Подобные контакты и благожелательные заявления шведских официальных лиц в адрес лидеров сирийских курдов имели место и в дальнейшем. Скажем, в декабре 2021 года глава МИД Швеции Анн Линде заявляла, что для SDF Стокгольм «остается активным партнером».

Анкара, конечно, вспомнит об этом в рамках дальнейших переговоров по поводу вступления Швеции в НАТО и постарается выторговать для себя определенные уступки. Но все же, вряд ли Турция будет блокировать вступление Швеции и Финляндии в альянс. Ко всему прочему, такая позиция могла бы быть воспринята в организации, как продвигаемая в интересах России.

«СП»: — Колумнист считает, что возможное вступление Швеции и Финляндии в НАТО сулит альянсу ослабление и развал. В чем логика? У Турции есть предубеждение против этих конкретных стран или против расширения НАТО в целом?

— В Турции есть политики, которые выступают против расширения НАТО. Например, подобным образом высказывался генеральный секретарь партии «Ватан» Догу Перинчек. В то же время, официальная Анкара ранее неоднократно высказывалась в поддержку вступления в НАТО Украины и Грузии. Вряд ли в Турции видят в Швеции и Финляндии партнеров, на которых можно было бы опереться внутри НАТО, это еще одна причина, почему идея о вступлении этих стран в альянс может восприниматься турецкой стороной более настороженно. Но, в итоге, Турция вряд ли будет пытаться блокировать такое решение.

«СП»: — По словам Ялчына, волны расширения после холодной войны почти ничего не дали ни НАТО, ни союзникам, напротив, обернулись новыми издержками и излишне расширили оборонную ответственность НАТО. Почему это начали понимать только сейчас?

— Вряд ли можно сказать, что у вступления в НАТО восточноевропейских стран нет позитивных сторон для Турции. Скажем, Анкаре выгодно наличие в альянсе государств, с которыми у нее развивается военно-техническое сотрудничество. Польша, например, стала первой из стран НАТО, объявившей о намерении закупать турецкие боевые беспилотники.

«СП»: — По-вашему, вступление Швеции и Финляндии будет отличаться от других волн расширения? Что оно изменит для альянса?

— Швеция и Финляндия и раньше взаимодействовали с НАТО, поэтому вряд ли их интеграция в альянс будет проблемной сама по себе. Выигрышных же сторон для этого военного блока в случае такого расширения немало, прежде всего, с точки зрения укрепления позиций в регионе Балтийского моря.

«СП»: — Насколько реакция России может повлиять на принятие решения о вступлении и консенсус среди членов НАТО по этому вопросу?

— Вряд ли именно позиция России может остановить этот процесс. Ряд СМИ ожидали, что свою роль в таком противодействие могли сыграть контакты Москвы, например, с Венгрией, но все же готовность Будапешта действовать в интересах России не стоит переоценивать.

Международное положение

Политолог: Китай считает, что в данный исторический момент ему с Россией по пути

Политолог: «Сармат» может уничтожить Францию или отправить Британские острова следом за Атлантидой

Главные новости на утро 21 апреля

СМИ Германии: «Украинский вопрос» может привести к отставке Шольца

Все материалы по теме (16948)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *