В мире        26 декабря 2021        10         0

«Бобо» и «бубуры» паразитируют на рабочем классе США

«Бобо» и «бубуры» паразитируют на рабочем классе США

Фото: Zuma/TASS

США остаются сверхдержавой, и от их политики зависит все человечество. Это относится и к России. Поэтому обсуждение вопроса о том, кто правит Соединенными Штатами, уместно в любой стране. Несмотря на то, что в последнее время возвысился Китай, значение Америки очень велико. Хотим мы того или нет, но разобраться в том, кто управляет этим государством, необходимо.

Однако, если возникает этот вопрос, часто дают фантастические ответы в духе конспирологии, которые мы здесь не станем обсуждать. В других случаях начинается разговор о расах, что тоже несет в себе мало смысла. Чтобы разобраться, стоит посмотреть на правящие классы США и на тех, кто от них зависит.

Дэвид Брукс — автор ряда ведущих либеральных изданий США, таких как The Atlantic и The New York Times. В своих заметках он рассказывает о классовой структуре современной Америки, и о том, каким образом ей пытается управлять социальный слой «бобо» или «креативный класс» (креаклы). Таков новый преуспевающий социальный слой, который в значительной мере контролирует страну. О нем пишет так же Пол Коллиер, профессор экономики и государственной политики в Оксфордском университете. Со своей стороны Брукс указывает на то, что большинство американцев — представители (в широком смысле) рабочего класса — далеко не во всем разделяют ценности привилегированной верхушки.

Бобо или креаклы — образованные люди, освоившие престижные профессии. Знакомясь друг с другом в университетах, они выработали новое общее самосознание и свою особую мораль, в рамках которой принадлежность к этническим меньшинствам и сексуальная ориентация позволяет говорить о существовании особых групп, описывающих себя в качестве «жертв». Парадоксально, но такая характерная для них забота о некоторых «притесняемых», политкорректность и декларируемая терпимость к чужим взглядам дают им в их собственных глазах абсолютное моральное превосходство над менее образованными слоями населения. Оформившись в новый правящий класс, т.е. образовав группы влиятельных менеджеров и интеллектуалов, представители этого образованного сословия укрепляют свои позиции в корпорациях и государственных ведомствах. Они пользуются особым языком (попробуйте произнести без запинки слова «цисгендерный» или «гендерквир»), которому сегодня пытаются подражать некоторые российские левые. Креаклы США по этому языку легко опознают своих. Они говорят так потому, что этот язык дает им пропуск наверх.

Чем-то креаклы напоминаю историческую партию большевиков. Конечно, они отстаивают иную, чем у ленинистов, экономическая модель, но они, парадоксальным образом, сочетают сочувствие к угнетенным группам с высокомерием, психологией особой, всезнающей касты, якобы призванной управлять обществом.

Всё или почти всё, что транслируют корпоративные СМИ и большинство кинофильмов США, — продукт деятельности бобо (креаклов), образованной части менеджмента и буржуазии, осуществляющей таким способом свою культурную гегемонию — господство над всем обществом. Кампании в СМИ, которые развязывают креаклы, вроде «культуры отмены» или «ми ту» связаны, прежде всего, с борьбой за власть, в том числе, внутри корпораций (хотя первоначально протест «ми ту» был связан с реальными случаями сексуальных домогательств).

Идеи креаклов не отражают убеждения и интересы большинства американцев. Представители рабочего класса «больше ценят взаимозависимость и в меньшей степени индивидуализм», а так же их куда меньше интересуют вопросы сексуальных меньшинств.

Как выглядит в целом пирамида американской власти?

В США существуют, фактически, две пирамиды, связанные с двумя крупнейшими партиями — синими (демократами) и красными (республиканцами). Конфликт в американском обществе носит не только вертикальный (столкновение между классами), но и, возможно, в большей степени, идеологический характер, развертываясь вдоль партийного водораздела. Именно это обстоятельство в конечном итоге обеспечивает привилегированным и богатым людям возможность контролировать общество.

Богатейшие люди США примерно поровну делятся на синих и красных. Исследование 2012 года, проведенное среди четырёх процентов самых богатых людей, показало, что 44 процента из них в том году голосовали за демократов, а 41 процент — за республиканцев.

На вершине классовой лестницы демократов находится синяя олигархия: руководители гигантских технологических компаний и СМИ, президенты университетов, главы инвестиционных фондов, руководители банков, успешные врачи и юристы. Синяя олигархия руководит ключевыми институтами информационной эпохи, а ее представители живут в крупнейших городах. Они порой выступают за повышение налогов, перераспределительную политику социального обеспечения, всеобщее здравоохранение и зеленые экологические программы. Однако, они, как и богатейшие представители республиканцев, враждебно относятся к идее организованной борьбы рабочих за свои права и критикуют государственное регулирование бизнеса.

На ступень ниже в синей олигархии стоят сами креаклы или бобо — более широкий лидерский класс, состоящий из преподавателей с высшим образованием, авторитетных представителей основных СМИ, высокооплачиваемых юристов и корпоративных менеджеров. В целом этот класс разделяет убеждения синей олигархии, а она по многим вопросам согласна с ним. Однако креаклы иногда оспаривают действия высшего начальства. С другой стороны, они часто подвергаются нападкам и моральным обвинениям со стороны более молодого рвущегося к власти поколения себе подобных — менеджмента и корпоративных женщин, которые стремятся оттеснить старшее поколение от управления компаниями и учреждениями, чтобы самим сесть в их кресла.

Этот слой замкнут и нетерпим к чужим взглядам. За последние пять десятилетий число выходцев из рабочего класса в университетах, основных СМИ и других институтах элитарной культуры, сократилось. Несмотря на все разговоры об открытости, креативный класс все больше воспроизводит себя, превращаясь в особую наследственную касту. В работе «Социальный класс в 21 веке» социолог Майк Сэвидж обнаружил, что образованная элита, как правило, является наиболее социально замкнутой группой, если судить по контактам с людьми, принадлежащими к профессиональным группам, отличным от их собственных. Аманда Рипли в своем исследовании для The Atlantic обнаружила, что самые политически нетерпимые американцы «как правило, белее, более высокообразованные, старше, чаще живут в городах и более пристрастные». Самым политически нетерпимым округом в стране, по мнению Рипли, является либеральный округ Саффолк, штат Массачусетс, в который входит Бостон. Эта публикация интересна тем, что The Atlantic — один из старейших и наиболее респектабельных литературных журналов США, заслуживший высокую репутацию в национальном масштабе качественными обзорами и придерживающийся умеренных центристских взглядов.

На вершине республиканского (красного) лагеря стоят многие богатейшие люди Америки и ряд влиятельных корпораций, прежде всего связанных с производством оружия (Трамп был их лоббистом, постоянно наращивая военный бюджет и поддерживая экспорт оружия). Некоторые из богатейших американцев, финансирующих красных, — руководители корпораций, другие — высокооплачиваемые юристы и профессионалы из различных областей, которые стремятся к низким налогам, и дерегулированию. Это ядро доноров республиканцев.

К ним примыкают региональные бизнес-элиты, связанные с недвижимостью или крупными и средними местными предприятиями, которые из поколения в поколение передают по наследству свои компании и капиталы, а еще ниже находятся владельцы небольших бизнесов или индивидуальные предприниматели.

В целом, республиканские элиты обладают огромным богатством, как и демократические, но их влияние в СМИ меньше и это их очень тревожит. Они опасаются, что проигрывают борьбу за идеологическое господство. Во времена Трампа им удалось перейти в контр-наступление, потеснив креаклов. Французский антрополог Николя Шемла называет этот социальный тип «бубурами» или хамской буржуазией.

Элитная буржуазная богема — бобо (креаклы) — склонна к защите секс-меньшинств, критике белого расизма, поддержке привилегий сексуальных и некоторых расовых меньшинств, прежде всего черных, что является формой дискриминации по отношению к белым и также по отношению к некоторым другим меньшинствам, например, к китайцам, корейцам, индусам, евреям, иранцам и др. Секрет прост — черные американцы составляют лишь 13% населения США, но приходя на выборы, абсолютное большинство афро-американцев голосуют за демократов, обеспечивая им солидную часть голосов. Креаклы демонстрируют утонченные столичные вкусы.

Бубуры, напротив, стремятся шокировать всех вокруг грубостью, умышленным отсутствием такта, неполиткорректными высказываниями и откровенным национализмом. Часто, хотя и не обязательно, они делают ставку на белое население. Лидеры бубуров стали влиятельны в западном мире: Трамп в США, Борис Джонсон в Великобритании, Марин Ле Пен во Франции и др.

Оба стиля поведения являются как пропагандой определенных взглядов, так и опознавательными знаками, позволяющими индивиду войти в ту или иную группу правящей элиты.

Внизу социальной пирамиды находится крупнейший класс США — рабочий класс.

Республиканские взгляды разделяют в основном белые рабочие, связанные с промышленностью, с пригородными и сельскими районами. Многие представители белого рабочего класса и беднейшие слои белого населения (безработные, временно занятые и др.) чувствуют себя полностью забытыми. В своей книге «Белый рабочий класс» Джоан К. Уильямс рассказывает о женщине, которая говорит, что растила троих детей, но «не получала никакой помощи, потому что мы не подходили по критериям». Как отмечают социологи, два самых распространенных утверждения, которые можно услышать в местах их проживания: «Все знают всех» и «Мы все практически одинаковые». Представители сельского и пригородного белого рабочего класса восхищаются богатыми людьми и, парадоксальным образом испытывают ненависть к «Вашингтону» (понятию, которое охватывает политическую верхушку США, особенно креаклов): «Эти люди там, в Вашингтоне, относятся к нам как к гражданам второго сорта, как к тупой деревенщине».

На самой нижней ступеньке «синей лестницы» находится класс работников крупных мегаполисов, возможно, самый многочисленный класс в Америке (около половины всех работников), который по своему имущественному положению находится далеко от креаклов. Он состоит из низкооплачиваемых работников сферы обслуживания: медсестер, работников ресторанов, продавцов, служащих гостиниц и т. д. Представители этого класса находятся в неблагоприятном положении во всех отношениях. Разрыв в продолжительности жизни между 40 процентами верхнего и 40 процентами нижнего слоя увеличился с 1980 по 2010 год — с пяти до 12 лет для мужчин и с четырех до 13 лет для женщин. По своим ценностям они очень отличаются от креаклов. Они почти не участвуют в культурных войнах, мало интересуются темой ЛГБТ, зато, в отличие от верхушки демократов, симпатизируют организованным действиям работников ради защиты коллективных интересов. Они быстро формируют сети взаимопомощи; их чувство общности вступает в противоречие с индивидуализмом креативного класса (бобо). По своему этническому составу это многонациональный слой.

Фактически, как и в Средние века, в современном мире присутствует молчаливое большинство. В США это рабочий класс промышленности и сферы услуг. Его идеалы более коллективистские, чем у верхушки общества, он озабочен своей бедностью и куда меньше интересуется тем, что находит центральное место в официальной идеологии — политкорректность, секс-меньшинства, внешняя политика. Но его мнение мало учитывается в официальной политике, где правят чиновники, специалисты и корпорации.

В то же время на рабочий класс все же оказывают влияние идеологии, формируемые правящими классами. Работникам, не имеющим механизмов настоящей, т.е. прямой демократии (народных собраний и референдумов), остается только раз в несколько лет выбирать в органы власти одну из двух доминирующих в стране групп богатых и преуспевающих людей. Эти группы, находясь у власти, могут принимать любые решения. Раскол молчаливого большинства на республиканцев и демократов умножает в десятки раз его бессилие.

Международное положение

Президент Чехии констатировал капитуляцию НАТО

Байдену пообещали самый катастрофический для США год

Анонсы главных событий 27 декабря — 2 января

Замглавы МИД РФ рассказал о подготовке встречи Россия — НАТО

Все материалы по теме (15397)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *