В мире        13 ноября 2021        84         0

Крах Америки уже близок: Китай низложит США к 2050 году

Крах Америки уже близок: Китай низложит США к 2050 году

Фото: Dwi Anoraganingrum/Geisler-Fotop/Global Look Press

Китайские власти надеются на успех переговоров Си Цзиньпина и Джо Байдена, в ходе онлайн-саммита, запланированного на 15 ноября, заявил официальный представитель МИД КНР Ван Вэньбинь. В России будут внимательно следить за его результатами.

Ранее Си Цзиньпин в своем письме американской стороне отметил, что КНР готова сотрудничать с США на принципах взаимного уважения и мирного сосуществования, и ожидает возвращения двусторонних отношений «на правильный путь здорового развития».

Миролюбивые намерения Пекина контрастируют с агрессивной риторикой Вашингтона о сдерживании Китая. Причина на поверхности: по мнению журнала The Economist, к 2050 году Китай увеличит свою экономику в 10 раз и сместит США с первого места в мире по объему ВВП.

Говорить с Байденом Си Цзиньпин будет уже в новом статусе — фигуры, равной по историческому значению основателю коммунистического Китая Мао Цзэдуну и его реформатору Дэн Сяопину. Теперь Си Цзиньпина будут именовать «кормчим китайского возрождения».

О значении этого события и его связи с будущим Китая и мира «СП» поговорила с руководителем Центра Азиатско-тихоокеанских исследований ИМЭМО РАН Александром Ломановым.

— Это третья в истории Компартии КНР резолюция по вопросам истории. Первая была в 1945 году, за четыре года до победы в гражданской войне, и подводила черту под внутрипартийной борьбой, утверждая позицию Мао Цзэдуна. Вторая резолюция после прихода к власти Дэн Сяопина в 1981 году была отчасти критической к Мао и объясняла китайцам зачем нужны реформы, так как новая экономика сильно отличалась от прежней эгалитарной системы. Специфика нынешней, третьей, резолюции в том, что там нет опровергающего критического начала. Все, что было до Си Цзиньпина упоминается в ней только в позитивном ключе.

В документе подчеркивается мысль о единстве столетней истории Компартии Китая, ее борьбы и строительства социализма. Позитивно оценивается идейный вклад и Цзян Цзэминя с его теорией тройного представительства, и Ху Цзиньтао с его научной концепцией развития. Но главный тезис состоит в том, что с приходом Си Цзиньпина в Китая наступила новая эпоха. Впервые о наступлении социализма с китайской спецификой было заявлено на XIX съезде КПК в 2017 году. Встав на ноги при Мао Цзэдуне, разбогатев при Дэн Сяопине, Китай теперь начинает становиться сильным. Количество должно перейти в качество. Речь о новом статусе Китая в мире.

Повышение авторитета Си Цзиньпина как партийного и государственного лидера означает, что шансы на его избрание лидером КПК на третий срок на XX съезде осенью 2022 года получили мощное историческое, политическое и пропагандистское обоснование. Резолюция стала сигналом всем членам партии, что они должны всячески поддерживать Си Цзиньпина. Ему присвоен статус «ядра» ЦК партии, что указывает на личную, персональную роль, в качестве человека от которого сильно зависят перспективы развития страны. Это мощная заявка на то, чтобы находиться у власти вплоть до 2027 года.

«СП»: — Планы Китая стать ведущей экономической державой мира сохраняются?

— Разумеется. Еще летом 2018 года, когда отношения с Западом уже начали портиться, но еще не были такими плохими как сейчас, Си Цзиньпин заявил на совещании по внешнеполитической работе, что мир сейчас вступил в эпоху изменений, каких не было в течение столетия, но Китай сохраняет шансы на успешное развитие и их надо использовать.

Глобализация сворачивается. Преимущества статуса всемирного сборочного цеха для Китая заканчиваются. Во-первых, изменилась сама китайской экономики, выросли зарплаты, а значит, китайские рабочие уже не являются самыми дешевыми в мире, чтобы выполнять неквалифицированную работу. Во-вторых, меняется внешняя среда развития Китая — растут структурные противоречия с Западом, который начинает предпринимать меры для сдерживания КНР. Поэтому на первое место выходит задача по внутреннему развитию. О возможности такого пути говорил еще Дэн Сяопин после 1989 года, объясняя, что поможет громадный собственный рынок.

Дэн Сяопин не считал это идеальным вариантом. Он был сторонником открытости и сотрудничества. Как и сейчас Си Цзинпин. Китайская позиция последовательна: нужно продолжать глобализацию, закрытость ведет в тупик, только сотрудничество ведет к процветанию мировой экономики, от развития которой все страны будут получать свою долю национального богатства. Но у Пекина нет возможности убедить в этом Запад. Там избрали стратегию избирательного партнерства, сдерживания технологического развития Китая, ограничивая как импорт, так и экспорт высоких технологий.

Поэтому Си Цзиньпин, китайское руководство понимают, что Китаю придется перестраивать свою экономику, адаптировать ее к полузакрытому существованию, уделять повышенное внимание импортозамещению, о чем лет 10 назад никто даже и не думал, так как никаких проблем с доступом на внешние рынки не было. Сейчас из-за санкций приходится создавать свои производства. Это требует больших вложений, не все движется удачно. Запад злорадствует, но такая линия оправдана, так как альтернативой ей являются политические уступки в обмен на технологии. А это в будущем может обрушить всю китайскую систему.

«СП»: — Разумно. Стратегического видения очень не хватает в России…

— У китайской элиты есть понимание, что ближайшее десятилетие — решающий период для китайского успеха в будущем. За 2020-е годы Китай должен осуществить основные структурные реформы, чтобы стать первой экономикой мира и быть готовым к конкурентному существованию в рамках современного мирового хозяйства. Китаю нужен многочисленный средний класс. Если бы изоляция случилась в 1989 году, это стало бы консервацией бедности. Сейчас средний класс насчитывает 400 млн человек. Все что Китай экспортировал за рубеж, он способен потреблять сам. А к 2030 году китайский средний класс сравняется с числом потребителей в США и ЕС.

Таким образом, идея замены внешнего рынка внутренним больше не является утопией. И это будет не спартанское существование в условиях осажденной крепости, потому что сильная потребительская экономика на основе внутренней конкуренции будет генерировать прибыль. К концу десятилетия Китай предстанет в другом обличии и западным производителям придется прикладывать усилия, чтобы попасть на китайский рынок требовательных и совсем не бедных потребителей. Китайский рынок будет все более манящим. Это войдет в противоречие с политикой сдерживания КНР.

Главное, успеть преобразовать китайскую экономику в инновационную, высокотехнологичную вовремя. Потому что после 2030 китайское население начнет сокращаться и прежней роскоши зарабатывать деньги за счет дешевого труда уже точно не будет. Нельзя попасть в ловушку среднего уровня доходов, когда бедные страны за счет дешевого труда поднимаются из бедности до некоторого уровня благосостояния, но дальнейший рост для них закрыт. И страна надолго замирает на уровне среднего дохода. Отсюда внимание к инновациям, фундаментальной науке и т. п. Китаю нужны новые драйверы роста.

Именно поэтому в Китае готовы согласиться с идеей оставить Си Цзиньпина у власти на новый срок: чтобы в это решающее десятилетие не создавать дополнительные издержки из-за смены власти.

«СП»: — Все эти мощные планы недвусмысленно хотят сорвать США. В том числе военными методами…

— Самая опасной болевой точкой этого десятилетия будет оставаться Тайвань. У Китая есть неприятное ощущение, что США готовы использовать кризис, чтобы затормозить китайское развитие, создать постоянный очаг напряженности, связанный с повышением «угрозы» провозглашения независимости Тайваня. Хотя Китай менее всех заинтересован в том, чтобы использовать там военную силу. Это элемент китайской политической культуры, идущей из древности. Там считают, что лучше всего договориться. Причем, на достойных условиях, не унижая оппонента, давая ему сохранить лицо. Сделка, при которой Тайвань стал бы считать себя частью Китая, но при этом продолжал бы жить как раньше, Китай устроила бы более любой другой.

Но Тайвань позиционирует себя как маленький демократический остров, противостоящий авторитарному большому Китаю. США охотно это используют. Самое опасное, недооценка красных линий Пекина: непродуманные действия администрации Тайваня или провокационные действия США по демонстрации военной поддержки Тайваня. Военная мощь — ракеты, корабли, авианосцы нужны Китаю только для того, чтобы в случае кризиса в Тайваньском проливе у США не было соблазна влезть в этот конфликт в качестве воюющей стороны. А скрытый интерес к этому у США есть. Потому что у США нет ресурсов сдерживать Китай. Поэтому для Китая главная задача — продемонстрировать свою решимость, но не доводить до применения силы.

Власть

Путин прокомментировал информацию СМИ о подготовке Россией вторжения на Украину

Соцопрос: число недовольных действиями властей россиян растёт

Россияне дали оценку работе Мишустина и его министров

Соцопрос: рейтинги Путина начали снижаться

Все материалы по теме (6338)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *