...
  В мире        31 октября 2021        7         0

Почему нынешняя внешняя политика США является бредовой

Почему нынешняя внешняя политика США является бредовой

Фото: Егор Алеев/ТАСС

«Свободная пресса» продолжает публиковать переводы авторов из альтернативных западных СМИ. Это далеко не та пропаганда, которую печатают в CNN, New York Times, Washington Post, Los-Angeles Times и других «авторитетных» медиаресурсах. Если вам интересно побольше о узнать об этих авторах, можно заглянуть сюда.

Алистер Крук спрашивает, почему ничего не работает в Соединенных Штатах Джо Байдена. Затем он наблюдает за их глобальной политикой:

«На международной геополитической поверхности, похоже, тоже ничего не получается. Команда Байдена говорит, что хочет «управляемой конкуренции» с Китаем, но зачем тогда посылать Венди Шерман (которая не славится своими дипломатическими навыками) в Китай в качестве посланника Байдена? Почему происходит это непрерывное «отщепление» от политики «Одного Китая» издания 1972 года серией небольших, на первый взгляд безобидных, мер по Тайваню, если команда Байдена хочет удерживаемой конкуренции (чего он хочет, как он сказал в недавнем разговоре с председателем Си), но время от времени колеблется, чтобы побуждать к серьезным отношениям?

Неужели эта команда не понимает, что она не «удерживает» конкуренцию, а скорее играет с огнем, делая «непрозрачные намеки» на то, что США могут поддержать независимость Тайваня?

И потом, зачем из всех возможных людей посылать в Москву Викторию Нуланд, если конкуренцию с Москвой должны были «уравновешена» без лишних разговоров, что, как, казалось, сигнализировала встреча Байдена лицом к лицу с Путиным в Женеве? Как и Шерман, Нуланд не была принята на высшем уровне, и ее репутация «поджигателя Майдана», конечно, пришла в Москву прежде неё. И зачем оголять дипломатическое представительство России в штаб-квартире НАТО, и зачем минобороны Остин говорил в Грузии и Украине об «открытых для них дверях» НАТО?

Есть ли в этом какая-то скрытая логика, или эти посланники были намеренно отправлены в качестве своего рода провокационного жеста «надрать задницу», чтобы подчеркнуть, кто здесь главный (т. е. «Америка вернулась! «)? В Вашингтоне это известно как «дипломатия капитуляции» — конкурентам предъявляются только условия их капитуляции. Если так, то это не сработало. Обеих посланниц фактически «послали собирать чемоданы», и отношения Вашингтона с этими ключевыми государствами ухудшились почти до нуля.

Российско-китайская ось пришла к выводу, что вежливый дипломатический дискурс с Вашингтоном подобен воде, стекающей с утиной спины. США и их европейские протеже просто не слышат, что им говорят Москва или Пекин — так есть ли какой-то смысл разговаривать с «тугоухими» американцами? Ответ — нет".

Проф. Майкл Бреннер по своему списку рассылки недавно отправил более подробную диагностику политической сферы США. Он видит те же проблемы внешней политики, что и Крук, и пытается ответить на некоторые вопросы, которые задает Крук:

«Растущую враждебность Соединенных Штатов по отношению к Китаю следует понимать в связи с тревогами и страданиями угасающего гегемона. […]

Сам великий американский эксперимент теперь, очевидно, находится под угрозой. […] Страна, которая внушала миру благоговейный трепет как страна, где царствовал «простой человек», свое вырождение в хищническую олигархию не принимает пассивно. Она не испытывает деградации публичного дискурса до такой степени, когда откровенность становится вымирающим видом, а сама истина становится бездомной.

По мере ослабления связи с реальностью разъединение приближается к той точке, когда реальность перестает претендовать на первенство над иллюзией. Человек живет в замкнутом мире, в котором другие вещи, другие люди имеют значение только как игроки в жизненной драме, сценарию которой написали вы. Когда эти другие сопротивляются выполнению этих ролей, их уговаривают, принуждают, а затем наказывают. Мы буквально отказываемся принимать «НЕТ» в качестве ответа. Давайте рассмотрим тактику, неоднократно применяемую иностранными правительствами, чтобы понять, как эта динамика работает на практике.

О Китае. Энтони Блинкен летит в Анкоридж, чтобы проинструктировать своего китайского коллегу, министра иностранных дел Ван Ли* (правильно Ван И — С.Д.), о том, что Пекин должен прекратить делать то, против чего возражают Соединенные Штаты, и вместо этого должен делать то, что мы им говорим. Ответ Вана на дипломатическом языке звучит так: «Засунь это!..» Несколько месяцев спустя Блинкен звонит Вану с идентичным сообщением — и получает идентичный ответ. В промежутке заместитель госсекретаря Венди Шерман летит в КНР, где она встречается с официальными лицами министерства иностранных дел, которым она передает известный список американских требований, в котором излагается, чтобы Пекин исправил свое неправильное поведение так, как мы того хотим. Ее собеседник взамен вручает ей список «китайских покупок», сопровождаемый лекцией, которая сводится к «засунь это!..» И так далее.

Что касается России. Точно та же схема повторяется на встречах между Блинкеном и советником по национальной безопасности Джейком Салливаном с американской стороны и высокопоставленными кремлевскими чиновниками, в первую очередь грозным министром иностранных дел Сергеем Лавровым. Эти обмены перемежаются личным саммитом между президентами Байденом и Путиным, который состоялся в Женеве по просьбе Белого дома. Главной целью Байдена было успокоить воду, которую он сам взбаламутил, поощряя президента Украины Зеленского готовиться к нападению на Донбасс. Застигнутый врасплох суровым ответом России, он был вынужден отступить. Дипломатическое отступление было прикрыто заученным повторением американской критики. Крым, якобы вмешательство в выборы, Сирия, права человека и Навальный (возрожденный демократ, который первым оставил свой след как ярый подстрекатель толпы, исламофоб). Как обычно, Путин хладнокровно опроверг все обвинения, отметил некоторые собственные жалобы России и выступил с конкретным предложением начать раунд переговоров по стратегическим ядерным вооружениям. Вашингтон не проявил никакого интереса к последнему. Итак, пути разошлись. Продукт? Ноль.

В качестве заключительного трагико-комического поворота Байден впоследствии отправляет в Москву Викторию Нуланд — да, ту самую Нуланд, которая объявлена Россией персона нон грата за ее роль провокатора в украинском перевороте и печально известного очернителя Путина и Кремля. Ее враждебный визит в значительной степени захлопнул окно в том, что касается любого серьезного диалога между Вашингтоном и Москвой [.].

Помимо обледенения новой холодной войны с Россией, преуспела ли она (Нуланд — С.Д.) во вспомогательной цели — отпугнуть Кремль от слишком тесных объятий Пекина накануне предстоящего выяснения отношений с Тайванем? Любой, кто верит, что это возможно, никогда не утруждал себя изучением Владимира Путина или изучением российской истории. К сожалению, в эту категорию входят высшие лица, принимающие решения в Вашингтоне. Для сравнения, обзываться веселее и это гораздо меньше обременяет серые клеточки. […]

Американский план по строительству санитарного кордона вокруг Китая демонстрирует аналогичный тип повторяющегося, непреклонного поведения. Вьетнам, кандидат на вступление в антикитайский альянс, посещают два влиятельных американских лидера. Во-первых, министр обороны генерал Ллойд Остин летит в Ханой, чтобы убедить вьетнамцев связать свою судьбу с Соединенными Штатами — обе стороны знакомы друг с другом. Ничего не поделаешь. Некоторое время спустя наступает очередь вице-президента Камалы Харрис, которая перемежает свои бесплодные дискуссии замечаниями на пресс-конференции, осуждающими Китай и подразумевающими поддержку независимого Тайваня. Ее хозяева недовольны.

Это не нормальное поведение, это патология. Это говорит об отмеченном выше отрыве от реальности. И это поведение чрезвычайно опасно, поскольку оно игнорирует реальные отношения и действия других в неустанных усилиях спроецировать на них карикатурные образы, упрощенные представления о том, кто они и как ими можно манипулировать, в соответствии с тем грубым сценарием, который мы написали. Информация извне и понимание того, что она поощряет, фильтруются и исключаются всякий раз, когда это неудобно. Вместо этого, только интровертный мир самообмана является источником наших искаженных когнитивных карт.

Политические элиты Америки способствовали формированию фантасмагорического подхода к миру, и это становится все более очевидным. Многочисленные проявления этого подхода в отношении Китая, по-видимому, включают необоснованное убеждение в том, что лидеры Пекина блефуют, когда они торжественно заявляют, что движение к независимости Тайваня недопустимо, что они готовы начать войну, если это необходимо, и рассчитывают выиграть любое соперничество с оружием в руках, если это произойдет. Хотя более вероятно, что блефует Вашингтон, больше всего мы должны опасаться, что Байден и другие действительно думают, что они могут запугать Китай. Это тщеславие соответствует мифическим представлениям об американской исключительности.

До сих пор фантазии о войне с Китаем были времяпрепровождением для элиты. Общественность держали в неведении, поскольку три сменявших друг друга президента все ближе и ближе подводили страну к конфликту. То, как американцы реагируют, когда оказываются на грани, является решающим, непознаваемым фактором «Х’ в этом уравнении».

Алистер Крук заканчивает свое эссе довольно обнадеживающим взглядом:

Похоже, что Россия и Китай, видя все это, останутся в стороне и будут терпеливо ждать, пока строение разрушится.

Однако это разрушение американского строения может стать очень опасным моментом для России и Китая. Профессор Бреннер считает, что только угроза потенциально очень жестокого сценария может вызвать «структурную трещину», которая вернет США к здравомыслию:

«Я боюсь, что нам понадобится что-то вроде Кубинского ракетного кризиса 1962 года, когда США и Советский Союз оказались на грани ядерной войны, чтобы вправить людям мозги. Как на уровне элиты, так и на уровне народа только страх войны на чисто прагматической основе разрушит коматозное интеллектуальное/политическое состояние, в котором находятся Соединенные Штаты.»

Перевод Сергея Духанова. Публикуется с разрешения издателя.

Взгляд из-за границы

«К своему ужасу, обнаружил, что страдаю русофильством»: в Финляндии вспомнили о Российской империи

И здесь соседи: россияне и украинцы вошли в первую десятку новых граждан ЕС

Немецкий публицист раскрыл, о чем умалчивают СМИ ФРГ, чтобы не «воодушевить Путина»

В международной организации сообщили, от чего бы у Меркель и Джонсона «волосы встали дыбом»

Все материалы по теме (278)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *