e
  В мире        04 октября 2021        5         0

Кто на Ближнем Востоке заменит США

Кто на Ближнем Востоке заменит США

Фото: Zuma/TASS

«Свободная пресса» продолжает публиковать переводы авторов из альтернативных западных СМИ. Это далеко не та пропаганда, которую печатают в CNN, New York Times, Washington Post, Los-Angeles Times и других «авторитетных» медиаресурсах. Если вам интересно побольше о узнать об этих авторах, можно заглянуть сюда.

Государства Персидского залива, похоже, на данный момент застряли в ситуации, когда США им менее приверженны. Эта реальность подтолкнет страны Залива к тому, чтобы компенсировать неопределенность в отношении США большей самостоятельностью и укреплением официальных и неофициальных региональных союзов, особенно с Израилем.

Россия, второй по величине экспортер оружия в мире, и Китай будут рады продавать оружие и использовать трещины в отношениях стран Персидского залива с США. Но у них нет ни средств, ни возможностей заменить США в качестве гаранта безопасности на Ближнем Востоке.

Это не помешало России быстро подписать соглашения о сотрудничестве в области обороны с Саудовской Аравией и Египтом. Без разглашения подробностей соглашения казались попыткой Саудовской Аравии и Египта предостеречь США, в то время как Москва воспользовалась возможностью ткнуть Вашингтону в глаз.

«Учитывая стратегические связи Саудовской Аравии с Соединенными Штатами, маловероятно, что Эр-Рияд в ближайшее время будет сотрудничать в военной области с Москвой в степени, сопоставимой с американцами» *, — сказал российский исследователь Ближнего Востока Алексей Хлебников.

«У Москвы нет ни желания, ни возможностей заменить Вашингтон в качестве главного союзника Каира и Эр-Рияда. Она попытается использовать ситуацию для увеличения своих сделок с оружием в регионе, что даст ей больший приток твердой валюты», — добавил он.

В том же духе арабским государствам было бы разумно признать, что Ближний Восток — это не Центральная Азия, ближнее зарубежье для Китая и России, которые долгое время доминировали в регионе (, находившемся — С.Д.) под эгидой Советского Союза. Угрозы, связанные с миграцией, политическим насилием и наркотиками в Центральной Азии, стоят на пороге России и Китая, а не в отдаленных странах.

То, как Россия и Китай справятся с этими угрозами, станет лакмусовой бумажкой, на которую лидеры стран Персидского залива, скорее всего, обратят пристальное внимание.

«Москва будет готова поглотить несколько дополнительных случаев экстремизма… Российские лидеры столкнутся с гораздо более серьезным вызовом, если самопровозглашенное Исламское государство*** или другие организованные экстремистские группировки снова начнут атаковать Центральную Азию или саму Россию из Афганистана. Это именно тот сценарий, о котором беспокоились российские политики», — сказал научный сотрудник Фонда Карнеги в России Пол Стронски.

В последние недели в ходе учений с Таджикистаном, Кыргызстаном и другими членами Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) — возглавляемого Россией военного альянса бывших советских государств — Россия стремилась подчеркнуть свои возможности и приверженность обеспечению безопасности в Центральной Азии.

Однако государствам Персидского залива следует принять к сведению: Стронски имеет в виду, что показатели надежности России ненамного лучше, чем у США. Россия не смогла прийти на помощь члену ОДКБ Армении в ее войне в прошлом году против Азербайджана. Она также не вмешалась, чтобы положить конец дням межобщинного насилия в 2020 году на границе между членами ОДКБ Кыргызстаном и Таджикистаном, хотя министр обороны России Сергей Шойгу в тот самый момент встречался со своими коллегами по альянсу в Душанбе.

Победа талибов в Афганистане резко изменила параметры вариантов в Персидском заливе в то время, как в Вашингтоне идут дебаты по поводу внешней политики США — в том числе масштабы и полезность военного присутствия США на Ближнем Востоке.

«С одной стороны, некоторые участники дебатов настаивают на продолжении или расширении нынешней позиции. Другая крайность требует ликвидации всех или почти всех стационарных военных объектов США в регионе. Обе стороны кричат громко и страстно, но, тем не менее, между этими двумя позициями формируется новый сильный консенсус», — сказал аналитик Хусейн Ибиш.

Пространство для компромисса создается тем фактом, что президент Байден и его предшественник Дональд Трамп встали на один и тот же внешнеполитический курс, пусть даже если они называют его по-разному. Трамп использовал принцип «Америка прежде всего» — фразу, впервые использованную в качестве антисемитского призыва времен Второй мировой войны.

Байден подчеркивает национальный интерес, определенный узко. Оба придерживаются некоторого понятия изоляционизма, хотя и сформулированного по-разному — так же, как и правые националисты, либертарианцы и левые прогрессисты, участвующие в дебатах.

Ибиш подразумевает, что в случае достижения консенсуса американские войска в долгосрочной перспективе останутся на Ближнем Востоке, но что развертывание войск и военных средств должно быть меньших размеров, более компактным и гибким.

«Учитывая технологические и стратегические достижения последних лет и уроки, извлеченные из эпохи после 11 сентября, Соединенные Штаты теперь, безусловно, должны быть в состоянии сделать больше — или, по крайней мере, достаточно — при меньших затратах», — сказал Ибиш.

Предполагаемый Ибишем консенсус совпадает с элементами военной стратегии, изложенной Байденом в речи, защищающей его решение о выводе войск из Афганистана. Байден настаивал на том, что США теперь будут избегать наземных войн, требующих большого развертывания войск.

Вместо этого США сосредоточились бы на экономике и кибербезопасности в своей конкуренции с Россией и Китаем. Они противостояли бы экстремистам с помощью военных технологий, которые позволяли бы наносить удары по конкретным целям вместо того, чтобы вести войны, подобные афганской.

Кто на Ближнем Востоке заменит США

15  Звездная ночь в палатке, барсы, волки и медведи: Опубликованы снимки, сделанные на фотоловушку во время краткого отпуска Путина в тайге «И свобода вас примет радостно у входа»: Отдых президента РФ и министра обороны РФ Шойгу в Сибири

Мина Аль-Ораиби, главный редактор National, одной из ведущих англоязычных газет Ближнего Востока, издаваемой в ОАЭ, указала пальцем на разрыв между ожиданиями стран Персидского залива и реальностью в том виде, как ее изобразил Байден.

«Среди политиков на Ближнем Востоке в настоящее время существует понимание того, что Соединенные Штаты больше не вкладывают средств в поддержание стабильности за рубежом — если только их узко определенные национальные интересы не будут непосредственно затронуты», — сказала Аль-Ораиби.

В статье, озаглавленной «Америка больше не является исключительной» («America Isn’t Exceptional Anymore,»), она написала, что определение Байденом миссии США в Афганистане как «предотвращение террористической атаки на [американскую] родину» и «узко ориентированное на борьбу с терроризмом, а не на борьбу с повстанцами или государственное строительство» на Ближнем Востоке было услышано громко и ясно.

«В таких странах, как Ливия и Йемен, где продолжаются конфликты и строительство нации имеет решающее значение, Вашингтон был отстранен в течение ряда лет. Однако это разъединение теперь является официальной политикой», — сказала Аль-Ораиби.

«От угрозы террористических группировок — таких, как „Исламское государство“ ***, до ободренных боевиков, таких как „Хезболла“, союзники США больше не могут полагаться на Вашингтон. Поскольку официальные лица США ставят под сомнение выбор некоторых стран — таких, как Египет, Ирак и Саудовская Аравия, укрепляющие связи с Китаем, — они должны понимать, что Пекин выглядит более надежным партнером — точно так же, как Россия оказалась более надежным партнером президента Сирии Башара Асада, обеспечив его выживание», — добавила она.

Выживание — это ключевое слово. Аль-Ораиби четко определила, возможно, самое фундаментальное последствие ухода США — то, что играет на руку автократам, даже если Россия и Китай вряд ли поддержат их так, как это делали США на протяжении десятилетий.

«В условиях „отключенности“ Соединенных Штатов и отсутствия европейского консенсуса по заполнению этой пустоты создание систем управления в форме западных либеральных демократий смысла больше не имеет. После двух десятилетий продвижения демократии в качестве ведущей системы правления, мнение с Ближнего Востока заключается в том, что Соединенные Штаты отказались от этой риторической позиции. И это, возможно, не так уж плохо. Целью должно быть эффективное правительство, а не правительства, сформированные просто путем голосования, которые не приносят пользы своему народу», — пишет Аль-Ораиби.

Жесткий анализ г-жи Аль-Ораиби предполагает, что министр обороны США Ллойд Остин выполнил свою работу, когда отправился в Персидский залив, чтобы поблагодарить такие страны, как ОАЭ и Катар, за их помощь в эвакуации из Афганистана.

Риск для США заключается в том, что Китай может оказаться более искусным в игре Байдена, особенно если отношения между Пекином и Вашингтоном еще больше ухудшатся. Китай мог бы, например, попытаться использовать сомнения в регионе, подтолкнув страны Персидского залива, где сосредоточены мировые запасы нефти и газа, к ценообразованию на свою энергию в китайских юанях вместо долларов США. Этот шаг в случае успеха подорвет опору глобальной мощи США.

Возможной лакмусовой бумажкой для участия Китая в Афганистане будет вопрос о том, экстрадирует ли правительство, в котором доминирует «Талибан», уйгуров. Китай успешно добился экстрадиции своих турецких (Так в оригинальном тексте. Скорее всего, речь идет о «тюркоговорящих» — С.Д.) граждан-мусульман из таких стран, как Египет, Малайзия и Таиланд.

Министр иностранных дел Китая Ван И намекнул на возможные запросы об экстрадиции в ходе переговоров в июле в Китае с муллой Абдулом Гани Барадаром, соучредителем движения «Талибан». Ван потребовал, чтобы талибы разорвали отношения со всеми группировками боевиков и предприняли решительные действия против Уйгурской исламской партии Туркестана (Uighur Turkestan Islamic Party, TIP).

Талибы до сих пор отказывались, несмотря на давление со стороны государства, подавлять боевиков, которые помогали им в их войнах в течение последних 25 лет.

Ханиф Атамар, министр иностранных дел поддерживаемого США афганского правительства бывшего президента Ашрафа Гани, заявил, что уйгуры, в том числе бывшие боевики в Сирии, внесли значительный вклад в недавние боевые успехи талибов на севере Афганистана.

Перевод Сергея Духанова.

Источник публикации.

** Движение «Талибан» — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 14.02.2003, ее деятельность на территории России запрещена.

***”Исламское государство" (ИГИЛ) — террористическая группировка, деятельность которой на территории России запрещена решением Верховного суда РФ от 29.12.2014.

Ближневосточные войны

Американцы нанесли авиаудар по одному из лидеров «Аль-Каиды» в Сирии

В Ираке не менее семи полицейских погибли при атаке боевиков

Израильская армия обстреляла ракетами военные объекты на территории Сирии

ВВС США нанесли авиаудары по талибам в районе аэропорта Кандагара

Все материалы по теме (892)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *