e
  В мире        03 октября 2021        3         0

Кабул в прицеле исламских фундаменталистов из Эр-Рияда и Тегерана

Кабул в прицеле исламских фундаменталистов из Эр-Рияда и Тегерана

Фото: AP/TAСС

«Свободная пресса» продолжает публиковать переводы авторов из альтернативных западных СМИ. Это далеко не та пропаганда, которую печатают в CNN, New York Times, Washington Post, Los-Angeles Times и других «авторитетных» медиаресурсах. Если вам интересно побольше о узнать об этих авторах, можно заглянуть сюда.

Если бы США вывели войска из Афганистана на несколько лет раньше, чем это произошло, вероятно, Саудовская Аравия попыталась бы использовать военные достижения талибов* гораздо менее тонкими способами, чем это может быть сейчас.

В 2017 году Саудовская Аравия все еще направляла денежные средства антииранским, антишиитским боевикам в пограничном треугольнике Иран-Афганистан-Пакистан и далее на юг на пакистанской стороне границы — несмотря на усилия наследного принца Мухаммеда бен Салмана дистанцировать королевство от отождествления его с суровыми интерпретациями ислама, которые сформировали историю страны и которые она разделяла с талибами.

«„Талибан“ * – религиозная экстремистская группировка, которой не чужды экстремизм и убийства, особенно убийства шиитов, и ее руки запятнаны кровью наших дипломатов», — отметил один иранский священнослужитель, имея в виду убийство в 1998 году восьми иранских дипломатов и одного журналиста в Афганистане.

Покидающий свой пост министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф обрисовал потенциальную ловушку, которую Афганистан представляет для Ирана.

«Если Иран не сыграет хорошо и в ближайшее время сделает талибов врагами, то, я думаю, некоторые арабские страны Персидского залива и США попытаются финансировать и направлять талибов, чтобы ослабить Тегеран и отвлечь его внимание от Ирака и других арабских стран. Самой большой угрозой для нас было бы формирование антииранской политической системы в Афганистане», — сказал Зариф.

Заманчиво сравнить потенциальные проблемы Ирана в Афганистане, контролируемом «Талибаном», т.е. в соседней стране, находящейся в состоянии войны с самой собой, с проблемами Саудовской Аравии, связанными с хуситами в Йемене. До вторжения США в Афганистан в 2001 году Саудовская Аравия была одной из трех стран, признавших контроль талибов над страной. В то время она видела добродетель в том, чтобы взбалтывать котел на границах Ирана.

Не только за последние два десятилетия, но и за последние несколько лет изменилось многое. И Саудовская Аравия, и некоторые чиновники администрации Трампа — такие, как советник по национальной безопасности Джон Болтон — игрались с идеей попытаться разжечь этнические мятежи внутри Ирана. Но Афганистан — это не Йемен, а талибы — это не хуситы.

В последние недели талибы пытались заверить соседей Афганистана в том, что они стремятся к сотрудничеству и не будут поддерживать вооруженные конфликты за пределами границ своей страны. Недавно в Иране состоялись переговоры между движением «Талибан» и афганским правительством, которые завершились совместным заявлением, призывающим к мирному политическому урегулированию и заявляющим, что «война — не является решением».

С тех пор идет война.

С точки зрения Саудовской Аравии, это будет не первый случай, когда талибы говорят одно, а делают другое. Так, до 11 сентября они, якобы, обещали, что Усаме бен Ладену не будет позволено планировать и организовывать нападения с афганской земли, а затем былотказ выдать этого саудовского гражданина.

Все это не означает, что Афганистан не может стать ареной ближневосточного соперничества с участием не только Саудовской Аравии и Ирана, но, возможно, также Турции и Катара. Вероятно, именно здесь сражения будут вестись не через прокси, а, скорее, экономически и культурно, и именно здесь альянсы будут выглядеть значительно по-иному, чем в прошлом.

Решающим фактором в развитии соперничества будет отношение талибов к непуштунским этническим и религиозным группам.

«Если Афганистан вернется к ситуации, существовавшей до 11 сентября 2001 года, когда талибы воевали с шиитской хазарой и тюркскими узбеками, то Иран и Турция почти неизбежно окажутся втянутыми в конфликт — особенно если Саудовская Аравия возобновит поддержку талибов как способ нападения на Иран… В идеале региональный консенсус мог бы успешно оказать давление на талибов, чтобы они уважали автономию районов проживания меньшинств», — сказал исследователь Евразии Анатол Ливен.

Поддержка талибов — группы, которая идентифицируется с нарушением прав женщин, — может оказаться сложной задачей для принца Мухаммеда, поскольку он стремится убедить международное сообщество в том, что королевство порвало с ультраконсервативной ветвью ислама, вдохновлявшей такие группы, как афганские боевики.

Это также осложнило бы усилия наследного принца по превращению своей страны в маяк умеренной и толерантной формы веры и осложнило бы отношения с США.

Более того, религиозная стратегия мягкой силы принца Мухаммеда может сработать. В знак перемены времен западные неправительственные организации — такие, как германский фонд Конрада Аденауэра, рассматривают Саудовскую Аравию как образец для подражания для талибов.

«То, как Саудовская Аравия развивалась за последние 10−20 лет, поразительно. Я своими глазами видел, насколько (они) совместили современную жизнь, права женщин, образование женщин, трудовую жизнь и все еще защищают [свои] исламские ценности. Это может стать определенным образцом для подражания для талибов», — сказала Эллинор Зейно, директор этого фонда по Афганистану, на вебинаре, организованном Центром исследований и исламских исследований имени Короля Фейсала (King Faisal Center for Research and Islamic Studies, KFCRI).

Однако шаги по сдерживанию талибов и содействию мирному урегулированию конфликта в Афганистане, предпринятые Саудовской Аравией до сих пор, вряд ли снискали расположение королевства к талибам. Исламская конференция, организованная Саудовской Аравией по Объявлению мира в Афганистане в священном городе Мекка в июне, в которой приняли участие афганские и пакистанские исламские ученые и правительственные чиновники, осудила недавнее насилие как «не имеющее оправдания» и утверждающее, что «это нельзя назвать джихадом».

Подливая масла в огонь, Юсуф бен Ахмед Утеймин, генеральный секретарь состоящей из 57 стран Организации исламского сотрудничества (Organization of Islamic Cooperation, OIC), в которой доминирует Саудовская Аравия, заявил на конференции, что насилие, совершаемое талибами, равносильно «геноциду против мусульман».

Какой бы ни была риторика, когда избранный президент Эбрахим Раиси вступит в должность, склонность консервативного Ирана пойти навстречу талибам может по иронии судьбы привести к тому, что Исламская Республика и королевство поддержат группу с историей огнедышащего антишиизма — если она укрепится во власти в Кабуле.

Мехди Джафари, афганский шиитский беженец в Бельгии, сказал: иранцы «могут получить от талибов гораздо больше. Хазара — слабый игрок, чтобы в этой войне его можно было выбрать. Иран — это прежде всего страна, и уже затем религиозное учреждение. Они сначала выберут то, что принесет пользу их стране, прежде чем посмотрят, что принесет пользу шиитам».

Перевод Сергея Духанова.

Источник публикации.

Новости Афганистана

Талибы отправили батальон смертников к границе с Китаем и Таджикистаном

Талибы прокомментировали запрет брить бороду

В Афганистане запретили барбершопы

Названа дата проведения саммита G20 по Афганистану

Все материалы по теме (249)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *