В мире        10 сентября 2020        10         0

На Россию надвигается мировой хаос, а если по-русски — планетарный бардак

На Россию надвигается мировой хаос, а если по-русски — планетарный бардак 1

Фото: picture alliance / Frank May/ТАСС

Эпоху глобализации, длившуюся 40 лет, сменит «эра беспорядка». Об этом говорится в исследовании Deutsche Bank. Согласно прогнозу, 2020 год станет началом нового «структурного суперцикла», который будет формировать все: от экономики и цен на активы до политики и образа жизни людей.

«Эра беспорядка» ускоряется коронавирусом, говорится в документе. При этом аналитики Deutsche Bank подчеркивают, что «не всякий беспорядок является плохим».

Вот как выглядит список ключевых тем нового времени:

  • усиление экономического веса Китая и ухудшение его отношений с США;
  • новый импульс для интеграционных процессов в Европе после пандемии COVID-19;
  • дальнейшее распространение политики «вертолетных денег».

Кроме того, банк отмечает вероятный рост инфляции, усиление экономического неравенства на первых порах постковидной эпохи, но в дальнейшем изменение тренда в сторону увеличения налогов с богатых, ужесточение конкуренции между поколениями, рост озабоченности вопросами изменения климата и новой технологической революции.

В докладе Deutsche Bank период 1980—2020 годов описан как эпоха с лучшим комбинированным ростом цен на активы с очень высокой доходностью акций и облигаций по всем направлениям. По мнению экспертов, такие тенденции вряд ли сохранятся в «эру беспорядка», особенно в реальном выражении.

Аналитики также считают, что в ближайшие годы «простая экстраполяция прошлых тенденций может стать самой большой ошибкой, которую вы совершите».

Заметим, в исследовании Deutsche Bank ничего не говорится о месте России в новом мире. Понятно одно: «эра беспорядка» делает нынешние заклинания мировых лидеров о величии своих стран менее убедительными, а эффективность в решении новых сложных задач — более востребованной.

По идее, России, чтобы избежать худшего сценария и адекватно отвечать на вызовы в будущем, следует иметь солидный запас прочности и устойчивости — как политической, так и экономической. Но как раз с этим у Кремля проблемы — и чем дальше, тем они отчетливее.

— Есть ощущение, что мы проходим переломный период — одна эпоха закончилась, а другая толком не началась, — считает экономист, научный сотрудник Санкт-Петербургского государственного экономического университета Андрей Заостровцев. — Притом есть ощущение, что эпоха, которая начнется, будет не очень счастливой. Мы прожили, на мой взгляд, счастливое время в первом десятилетии нового века. И теперь впереди эпоха потрясений.

В исследовании Deutsche Bank некоторые причины этого названы правильно. Для кого к счастью, для кого к сожалению — но классический либерализм утрачивает свое интеллектуальное лидерство. Я бы сказал, он его уже практически утратил. Это означает, что грядут перемены, не связанные с тем, что мы называем прогрессом. Это будут приспособления к меняющемуся мирку, и не всегда адекватные.

Меняется идеология — ей теперь присущи политкорректность, квоты, гендерные перекосы, преувеличенные страхи вокруг климата и глобального потепления. Все это будет тормозить развитие человечества и создавать проблемы.

На этом фоне Китай, который не испытывает ничего подобного, делает свое дело — идет вперед. Причем, получается, что не Поднебесная вырывается вперед, а Запад деградирует и отстает.

В конечном счете, все сводится к одному: Запад перестает быть лидером, а во многих областях уже перестал.

«СП»: — Как на этом фоне выглядит Россия?

— Россия оказалась между двух огней. В 1990-е, и отчасти в нулевые, особых проблем с тем, что делать, у нас не возникало: делайте, как на Западе — и все прекрасно. Но в ситуации, когда Запад отказывается от собственных ценностей, у России возникают вопросы: как быть, куда развиваться?

Можно сказать, свет маяка для нас погас, и куда плыть — неизвестно. Сейчас мы плывем по воле волн, и что из этого выйдет — никто не знает.

Ясно одно, и это частный вопрос: эпоха нефти и газа является уходящей. Могут быть, конечно, временные возвраты к высоким ценам на энергоносители — в случае, скажем, войны между Саудовской Аравией и Ираном, с блокадой Персидского залива. Но общий мировой тренд — свертывание нефтегазовой экономики.

Для России тут хорошего мало — понятно, какая у нас экономика.

«СП»: — Насколько вероятен сценарий, что России распадется — от ее окраин отломятся территории?

— Этот сценарий можно рассматривать как один из основных. Как тогда будут развиваться осколки нынешней России — трудно сказать. В любом случае, кому-то повезет больше, кому-то меньше. Выживать, я считаю, будут те, которые создадут лучшие условия для развития современного бизнеса и технологий.

Москве придется тяжелее остальных: сейчас она собирает дань со всей страны — а зачем это, если страна распадется? Плохо придется и военно-промышленному комплексу: представьте распавшуюся Россию — в ней никому нынешний громоздкий ВПК станет не нужен. Не нужны станут и силовые структуры — в нынешних масштабах.

Россию сейчас как раз сдерживает силовой аппарат с ВПК, и питается он от нефти и газа. Но эта модель оказывается теперь в условиях кризиса.

«СП»: — «Эра беспорядка» создает для России дополнительные возможности?

— Я считаю, особо не создает. С американцами Поднебесная не может идти на полный разрыв — слишком велика взаимная технологическая зависимость.

Я не вижу, что нам светит от китайско-американского конфликта. Америке от нас вообще ничего не нужно. Что до Китая — возможно, мы сможем снабжать его какими-то передовыми технологиями, хотя китайцы, на мой взгляд, уже получили от нашего ВПК почти все, что хотели.

С другой стороны, открыто встать на сторону Китая, присоединиться к нему в качестве сателлита — для России не очень разумный шаг. В этом случае нам гарантированы проблемы и с США, и со всем Западом.

«СП»: — Периодически возникает разговор, что российская элита не способна сформулировать сверхидею развития России, под которую подтянулась бы экономика. Проблема действительно в элите?

— Сверхидеи не рождаются по заказу. Раньше была идея — коммунизм во всем мире. Это действительно была сверхидея.

Сейчас этой коммунистической идеи нет, но остатки ее все же существуют. Так происходит, потому что в России система политических и отчасти экономических институтов просто несовместима с западной системой.

Поэтому задача у России осталась та же самая — противоборство с Западом. Эта задача не облекается в форму Третьего Интернационала — не утверждается, что будет, как писал Энгельс, «скачок человечества из царства необходимости в царство свободы». Идеология осталась в той части, что мы противостоим Западу.

Сегодня, я считаю, можно сыграть на негативе от западной политкорректности — причем, это может быть популярным на самом Западе. Эта идея раскалывает Америку, и раскалывает в целом Запад, поскольку далеко не все там принимают нынешний идиотизм — с особыми правами для чернокожих, геев, с отношением к однополым бракам как к норме.

Мы могли бы делать упор на то, что продвигаем здоровый консерватизм — сохраняем традиционные ценности. Пусть даже традиционные либеральные ценности в их число не входят.

— Россия в исследовании Deutsche Bank, я считаю, не названа специально, — отмечает секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук Сергей Обухов. — Потому что ключевой вопрос — будет ли РФ включена в новый мировой бардак. Понятно, что и без нас бардак наступит, но все же Россия — серьезный геополитический фактор глобальной стабильности.

Так что во многом развитие ситуации зависит от линии, которая победит в России. Либо мы осажденная крепость, либо часть глобального бардака. И чем дальше, тем очевиднее, что другого выбора у нас нет.

Возвращаясь к «пророчеству» Deutsche Bank, за точку отсчета новой эпохи, я считаю, надо брать крушение СССР. Правда в том, что глобальная экономика оживилась телом убиенной державы и ее достижениями. Именно это позволило глобальной экономике стабилизироваться. Но к настоящему моменту Запад, грубо говоря, все снова прожрал.

Есть закон, который описал еще Маркс — тенденция к снижению нормы прибыли, по сути дела, к прекращению возрастания капитала. Можно сказать, классик предрек происходящее сегодня — 10 лет назад никто не верил, что будет отрицательный ссудный процент, и отрицательные фьючерсы на нефть.

На деле, мы видим, как капитализм уперся в свой глобальный потолок. Коммерциализированы не только здравоохранение и образование, но даже, пардон, половые извращения. Осталось только осваивать Луну и Марс — больше капиталу не с чего самовозрастать.

Но можно еще и съедать слабых, вводить санкционные режимы, объявлять страны и целые социальные прослойки неправильными. По сути, капитализм в классическом виде умер: сильнейший может конфисковывать активы, потому Deutsche Bank и говорит о «эре беспорядка».

Выход из этой ситуации для Запада один: фашизация мировой распределительной системы, в которой уже неспособен выжить даже «золотой миллиард» — Южная Европа в него явно не вписывается. На деле, реализуется проект «глобальная архаика» с «царем горы» — группой стран, которая распределяет ресурсы. Россия в этом случае может выжить только в режиме осажденной крепости.

Международное положение

В Кремле опровергли решение Путина создать комиссию по Навальному

Президент Сербии позвонил Путину

В клинике Charite срочно усилили охрану Навального из-за риска убийства

«Не зря Лукашенко перетягивает многое на себя»: в Киеве сомневаются, что отравление Навального выгодно РФ

Все материалы по теме (12014)

Источник: http://svpressa.ru/world/article/275615/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *