Спорт        19 июля 2019        320         0

Сергей Удальцов: Кокорина и Мамаева ждет «верная» камера

Сергей Удальцов: Кокорина и Мамаева ждет «верная» камера

На фото: футболисты Павел Мамаев и Александр Кокорин (слева вправо) (Фото: Миша Терещенко/ТАСС)

В четверг вечерком футболисты Павел Мамаев и Александр Кокорин были арестованы в Москве по делу о хулиганстве. Тверской трибунал постановил выбрать в отношении их меру пресечения в виде заключения под стражу на срок до 8 декабря. В тот же денек и на тот же срок трибунал арестовал и их предполагаемого сообщника — Кирилла Кокорина, младшего брата Александра. Все трое подозреваются в хулиганстве (часть 2 статьи 213 УК (Уголовный кодекс – система нормативных правовых актов, принимаемых уполномоченными органами государственной власти) РФ (Российская Федерация – государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина)) и 2-ух эпизодах побоев. Им угрожает до 7 лет заключения.

Ранее правоохранительные органы возбудила уголовное дело по факту конфликтов с ролью этих персон. Оба случились в столице в прошлый пн. Один произошел у гостиницы «Пекин», в нем пострадал шофер Виталий Соловчук. 2-ой в кафе на Большенный Никитской, где были избиты два федеральных бюрократа.

Оба футболиста заявили в суде, что раскаиваются в содеянном. Как от всей души, осознать тяжело. Кокорин-старший, к примеру, лишь что не веселился при оглашении решения о заключении под стражу. О чем свидетельствуют фото, всераспространенные в сети. Может, нервное (Нерв — составная часть нервной системы)? Либо до конца не веровал в то, что его, такового юного и профессионального, «закроют».

А вот Павел Мамаев без утомились каялся, обещая никуда не сбегать от правоохранительных органов. И убеждал, что лично он никого не лупил. О том же заявил и юрист Павла Игорь Бушманов. Он дает наиболее пристально пересмотреть видео с стычкой в кафе и готовит апелляцию на решение суда о двухмесячном заключении подзащитного в СИЗО.

— Следствие приводит две противоречащие версии, — гласит Бушманов. — По одной побои Паку (бюрократу Минпромторга — ред.) нанес единолично Кокорин. Согласно 2-ой, был подготовительный сговор Кокорина с Мамаевым. На записи видно, что мой подзащитный находится в другом месте”.

По проведенному оперативно опросу аналитической службы Рамблера, 80% из 33 тыщ респондентов считают, что футболисты должны быть «безжалостно наказаны» и получить настоящие сроки. И лишь два процента заявили, что их стоит «на сто процентов простить».

Ну, а пока они будут ожидать решения о собственной предстоящей судьбе в следственном изоляторе. Знают ли, как там себя вести? Не «сорвутся» ли вновь, усугубляя свое положение? Ведь в таковых учреждениях особенные порядки.

О этом «СП» сказал Сергей Удальцов, один из фаворитов протестного движения 2011−2013 гг., отсидевший «в местах не настолько отдаленных» 4,5 года «от звонка до звонка».

«СП»: — Сергей, правильно, что СИЗО — это, как молвят, пострашнее колонии будет?

— Все зависит о того, куда попали участники данной звучной «не футбольной истории». Так как она вызвала в обществе большенный резонанс и внимание к ней большущее, я думаю, у их будут привилегированные условия. В любом следственном изоляторе есть спецблоки и спецкамеры, куда помещают ах так раз в таковых вариантах: участников звучных дел, ну и преступных авторитетов. Там наиболее удобные условия, как бытовые (к примеру, с душем, холодильником, телеком), так и в смысле дела к «сидельцам».

«СП»: – Имеет в виду отношение к подследственным их сокамерников?

— И это тоже, естественно. Но в первую очередь самих правоохранителей. Такового беспредела с их стороны, какой случается по отношению к «рядовым» заключенным, ждать не приходится. Они (надзиратели — ред.) отлично соображают, что раз дело резонансное, что проверки будут чуток ли не любой денек — различных комиссий, в том числе, правозащитных. Кто ж захотит подставляться? Так что искусственных заморочек в данном случае быть не обязано.

«СП»: — Родственников туда пускают? Супруга Мамаева, поначалу заявившая о том, что подает на развод, надоели, дескать, нескончаемые скандалы супруга, а потом с точностью «до напротив» — что любит, никогда не бросит, готова чуток ли не Сибирь за ним следовать, если Павлу дадут настоящий срок и вышлют туда отбывать его…

— Выживать, питаясь баландой, буквально не придется. Родственники могут передавать посылки — продукты, книжки, одежку. Каких-то временных ограничений нет, хоть любой денек. И по продуктам тоже. Одно слово — спецблок. Совершенно, у нас в стране, как я понимаю, возникли где-то уже и коммерческие камеры. В их есть все из товаров, включая красноватую икру. А наши сегодняшние «герои» — люди, как понятно, не бедные.

«СП»: — У Кокорина договор с «Зенитом» на сумму 3,3 млн евро годичных. У Мамаева с «Краснодаром» чуток меньше — 2,4 евро. Могут, наверняка, дозволить для себя «кутнуть» и находясь в изоляции… Хотя Юрий Титов, начальник управления инфы и публичных связей головного управления МВД (Министерство внутренних дел — орган исполнительной власти, правительственное учреждение, в большинстве стран, как правило, выполняющий административно-распорядительные функции в сфере обеспечения общественной безопасности) РФ (Российская Федерация – государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) по Москве, «сытой жизни» им не обещает. «Шампанского в изолятор не подадут, — заявил он. — В меню следственного изолятора его нет. Получат питание, постельные принадлежности и прочее строго в согласовании с законом».

— Наверняка. Лично я порекомендовал бы Павлу и Александру заняться в СИЗО осмыслением происшедшего. В особенности если желают продолжить футбольную карьеру.

«СП»: — Вы сам, Сергей, футболом интересуете?

— Болельщик со стажем столичного «Спартака». Смотрю матчи чемпионата страны, и, естественно, международные.

«СП»: — Сделалось быть, осознаете, что спортивную в целом и чисто профессиональную, то есть, игровую форму, нужно поддерживать повсевременно, а то позже можно уже не «вписаться» в состав. Есть для этого условия в следственном изоляторе?

 — Зависит снова же от того, куда их направили. Кое-где могут быть тренажеры. А так — в камере можно созодать какие-то упражнения. Во время прогулок. Было бы желание! Вспомяните историю Эдуарда Стрельцова, превосходного игрока 1950−60 гг., обвиненного в насилии над женщиной и осужденного в 20 лет на 6 лет. Он в колонии организовал футбольную команду. А когда вышел, смог возвратиться не лишь в собственный клуб, но и в национальную сборную.

Да, это был уже не совершенно тот Стрельцов, которого все помнили, некие свои игроцкие свойства подрастерял, но ведь возвратился, играл! И у Кокорина с Мамаевым спортивные перспективы остаются. Тем наиболее, им вряд ли, я думаю, дадут большенный срок. Максимум года два. Показательных так сказать. Если не расслабляться, работать над собой, поняв ошибки, то шансы «на футбол» хорошие.

«СП»: — Почти все спецы дают на всю жизнь их дисквалифицировать?

— Это перебор. На чувствах, видимо. Если им дадут срок — уже наказание. Если ещё и дисквалифицируют — выходит, за одно нарушение наказывают дважды? Несправедливо! Да, неправы были мужчины, ошиблись. Но не уничтожили же никого, не покалечили, слава Богу! Вели себя как гопники в стиле сегодняшней молодежи, привыкшей решать все кулаками. Никого схожее не украшает. Но обрекать на нескончаемый позор?

Перейти к источнику

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *