Спорт        19 июля 2019        300         0

Нурмагомедов vs Макгрегор: За кого болели в России

Нурмагомедов vs Макгрегор: За кого болели в России

На фото: русский боец смешанного стиля Хабиб Нурмагомедов и ирландский боец Конор Макгрегор (справа влево) во время поединка за звание чемпиона UFC в легком весе на турнире Абсолютного бойцовского чемпионата 229 (Фото: AP/TASS)

Ирландский боец смешанных единоборств Конор Макгрегор хочет боя-реванша после проигрыша российскому спортсмену Хабибу Нурмагомедову. О этом он известил мир через собственный Твиттер. Предпосылкой подобного желания могут быть средства. За крайний бой в Лас-Вегасе Макгрегор получит 3 млн. баксов. Больше, чем фаворит — Нурмагомедову достанутся 2 млн. баксов.

Если UFC организует бой, это означает, что спортивно-политическое противоборство приверженцев бойцов продолжится. В том числе снутри русского общества. Ведь не секрет, что почти все русские поклонники смешанных единоборств болели за ирландца и против представителя собственной страны. Социальные сети полны чувственными объяснениями этого парадокса.

Создатель 1-го из постов пишет: «Нурмагомедов позиционирует себя как угодно — как мусульманин, как дагестанец, но нигде не позиционирует себя как гражданин России… Он выходит на ринг в папахе и поднимает в верх указательный палец. Но никогда русский флаг. Не поэтому ли, что конкретный ислам воспрещает выступать под какими-либо муниципальными знаками?».

Вообщем, есть и остальные представления. «Наш одолел ихнего. Ну, Дагестан на данный момент загуляет», — написал в Твиттер колумнист «СП» Эдуард Лимонов. Дагестан вправду загулял. Трансляция с улиц Махачкалы напоминала о кавказских свадьбах.

Почти все не смогли простить Макгрегору вызывающее поведение намедни матча, включая оскорбления как в адресок собственного русского визави, так и его отца.

Нурмагомедов в долгу не остался и перевел заочный спор с Макгрегором в политическую плоскость. «Этот юноша (Макгрегор) ведает о том, как они (ирландцы) сражались с британцами. Но его дед Кристофер Макгрегор служил в британском флоте и убивал ваших людей. А сейчас вы его поддерживаете», — упрекнул он ирландских фанатов.

— С одной стороны, Макгрегор мне нравится. Конкретно, как реальный таковой ирландец, — гласит журналист Тимофей Ермаков. — Я постоянно болею за него, когда он кое-где дерется. И когда он с Мейвейзером дрался, я болел за него. Если бы он бился с представителем хоть какой иной страны, к примеру, с белорусом, я болел бы за ирландца. Но так как крайний поединок был с представителем России, болеть за Макгрегора я не мог. Хабиб — он наш.

«СП»: — Некие тут, в России, так не считают…

— Такое находится. Я это узрел в спортбаре, где глядел бой. Опосля победы Хабиба все отрадно вышли улицу курить и совместно с нами вышли три «типа», все в рунах, сходу видно, что правые. И они в ответ на поздравление с победой нашего бойца бросили: «Вы болеете за … (ругательство — авт.)». И ушли.

Это символизирует тупость людскую. Разделять людей на белоснежных и темных и из-за этого болеть против собственной страны… Это отлично показали ребята из Москвы, которые поехали вести войну в батальон «Азов». Я понимаю неких таковых. Только бы против Путина, против «путинской России». Они молвят, что убивают не российских, а «путиноидов».

«СП»: — Не кажется ли для вас, что поведение Макгрегора до боя, к примеру, оскорбления в адресок отца собственного противника, выглядели, мягко говоря, неспортивно…

— Да, я согласен, что это было за гранью. Конкретно тогда я и сообразил, что Макгрегор проиграет. Он очень много говорил. Тот, кто много гласит, обычно, не прав. Чувственность свидетельствует о том, что бойцовская система Макгрегора негармоничная. И он пробовал эту дисгармонию выправить через эмоции (Эмоции отличают от других видов эмоциональных процессов: аффектов, чувств и настроений). А Хабиб просто все это всасывал, это его накачивало. Он забирал силу у Макгрегора и тихо одолел. Как реальный вояка.

А самое основное, что Хабиб перебежал к чувственным вещам лишь тогда, когда одолел. Одолел и полез лупить всех других из команды Макгрегора. Я не против такового подхода, так как и команда Макгрегора, и он сам наговорили такое, что в Дагестане не прощают. Видимо, наши приняли меж собой такое решение заблаговременно.

К примеру, Макгрегор задел отца Нурмагомдова. А он к тому же его тренер, при этом величайший. Хабиб хотя и произнес на пресс-конференции, что отец будет его ругать за стычку после боя… Нет, папа его не будет ругать.

А вот президент Института государственной стратегии Миша Ремизов Нурмагомедова «нашим» не считает.

— Не понимаю, справедливо ли о нем гласить как о салафите, ведь это просит соблюдения огромного количества правил и принципов, но он буквально лицезреет себя приверженцем интегристской версии собственной религии, в рамках которой преимущественная лояльность вероятна лишь по отношению к мировой исламской умме.

«СП»: — Там быстрее Дагестан в приоритете…

— Не считая того, в случае Нурмагомедова мы лицезреем лояльность, связанную с панкавказской идеологией, которая владеет притягательностью для значимой части молодежи, в особенности занимающейся спортивными единоборствами. Для которых утверждение «Кавказ — это Наша родина» основано на том, что Кавказ — это сила, призванная доминировать в России и отторгать то, что ей не нравится. По сущности, переделывать Россию под себя.

В спортивной сфере это проявляется весьма ясно, когда представители данной подкультуры освистывают русский гимн на мероприятиях и иными методами показывают свою инаковость.

По воззрению замруководителя Интернационального евразийского движения Валерия Коровина, предпосылкой наблюдаемого раскола в русском обществе является плохая внутренняя политика Кремля.

— Главным здесь является вопросец идентичности. То есть ассоциации себя с той либо другой социальной, этнической либо религиозной группой. И этот вопросец вскрывает наиболее глубокую делему, с которой сталкивается сегоднящая Наша родина, поэтому что мы в некий момент попали в некоторый концептуальный тупик недопонимания того, кто мы. Это один из основных вопросцев современности в принципе. Есть работы почти всех философов, в том числе западных, которые поднимают этот вопросец.

В связи с сиим считаю деструктивной попытку в России сделать некоторую унифицированную идентичность так именуемых «россиян», с которой носятся либералы с момента распада Русского Союза. Эта теория политической цивилизации сама по для себя является западной, либеральной. Против этого плавильного котла, в который пробуют загнать огромное количество идентичностей, растворив их в единой биомассе, и восстают почти все классические народы, этносы, культуры, языки, религиозные идентичности, из которых и соткана ткань (мед. система клеток и межклеточного вещества, объединённых общим происхождением, строением и выполняемыми функциями) нашей государственности, являющейся имперской.

Сейчас мы сталкиваемся с нежеланием людей сравнивать себя с некоторым абстрактным «россиянством», размытой политической идентичностью, которая объединена только флагом, гимном, паспортом и гражданством. Это ответная реакция на размывание органической естественной идентичности как такой. И чем больше мы говорим о необходимости объединиться под русским флагом, тем больше мы отталкиваем от данной выхолощенной облегченной модели русской государственности классические составляющие, из которых она складывалась в течение тысячелетия.

К этому вопросцу недозволено относиться механически. По другому мы и далее будем терять большие фрагменты нашего страны, как это на данный момент происходит на Украине, которая в наиболее утрированной форме попробовала эту всепригодную политическую идентичность сверху директивно агрессивно навязать, не считаясь с языковым, культурным и религиозным разнообразием места, которое мы по привычке все еще считаем Украиной. Наша родина, в принципе, идет по тому же самому пути, но лишь медлительно и неуклюже. Пытаясь постепенностью сгладить тривиальный конец.

Если взять российское большая часть, то конкретно оно сейчас является пострадавшей стороной от растворения в «россиянстве». Российские, как самый большой люд, в ней теряются, перестают существовать как органическая общность, становясь некоторым «цементом» для склеивания большенный страны, состоящей из разных этнических и культурных фрагментов…

«СП»: — То все есть упирается в политику страны?

— В случае с Хабибом мы обнаруживаем целый комплекс системных заморочек сегодняшней русской государственности, безразличие к религиозным, культурным, этническим формам, которые числятся кое-чем преодоленным и непринципиальным.

«СП»: — Какой же, по-вашему, выход?

— Выход есть, но к нему мы пока даже не подступались. Это возвращение России в ее обычный формат — формат государства-империи. То есть стратегического единства обилия, когда все формы идентичности гармонически смешиваются под сенью континентального единства, которое занимается только вопросцами сохранности, сохранения целостности, оставляя различие форм на откуп народам и этносам, которые узаконены в империи и являются ее естественными органическими субъектами. Наша родина сохранялась таковой столетиями.

Перейти к источнику

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.