Экономика        23 июля 2019        140         0

Суровая виртуальность. Как криптовалюта Ripple стала настоящими деньгами и почему это может ее погубить

Суровая виртуальность. Как криптовалюта Ripple стала настоящими деньгами и почему это может ее погубить 1

На этой неделе стало известно, что судебное разбирательство против одного из крупнейших игроков на рынке криптовалют, Ripple Labs, перешло в юрисдикцию федерального суда США. Коллективный иск к компании предъявили сотни инвесторов, они купили токены XRP от Ripple и обвиняют компанию в преднамеренном завышении цены монеты. Кроме того, они требуют признать токен ценной бумагой. Сумма иска превышает $5 млн. Теперь Ripple рискует разориться, но если этого не произойдет, именно эта криптовалюта, а не биткойн, имеет все шансы заменить обычные деньги. 

Как Ripple перегнала Ethereum и подарила инвесторам миллиарды

Ripple — довольно старая система, ее первую версию канадский программист Райан Фуггер запустил еще в 2004 году. Увы, платежные системы тогда не создавал только ленивый, и проект Фуггера к 2010 году заглох. Однако год спустя к Фуггеру пришли два предпринимателя. Первый, Джед МакКалеб, был основателем популярного в прошлом файлообменника eDonkey, а второй, Крис Ларсен, создал один из сервисов микрозаймов в Интернете. Этим троим удалось договориться, и вместе они попытали счастья. Директором проекта стал Ларсен, в то время как Фуггер продолжил совершенствовать технологию. Второе дыхание пришло к Ripple в 2013 году, когда венчурные фонды Google Ventures и Andreessen Horowitz спохватились, что криптобум проходит мимо них. Фонды решили поставить на одну из лошадок табуна криптовалют и выбрали близкую им по духу компанию Ripple.

Криптовалюта Ripple прославилась в первую неделю 2018 года, когда вышла на второе место по капитализации после биткойна. Но если для биткойна не важно, с кем вы совершаете сделки, то в Ripple средства переводятся тем, кому вы доверяете (приблизительно как «лайки»). В системе Ripple уже открыты десятки миллионов электронных кошельков, между которыми совершено переводов на сумму, приближающуюся к $1 трлн. Количество корпоративных клиентов приблизилось к сотне, включая десятки азиатских банков. Капитализация Ripple (т.е. долларовая стоимость всей выпущенной ею криптовалюты) на пике составляла, по разным подсчетам, от $130 до $180 млрд, а сейчас — всего $20 млрд.

XRP произвела на свет несколько новых миллиардеров. Самый знаменитый из них — потомственный богач Мэттью Тейлор Меллон II.  Это в честь его предков, служивших директорами Департамента казначейства (американского аналога Минфина), назван университет Карнеги-Меллона. Его прадед, кстати, основал нефтяную компанию Gulf Oil. Когда Мэттью накупил биткойнов, семья решила, что он снова взялся за наркотики. Под нажимом семьи «битки» пришлось продать. Но Мэттью снова не удержался и приобрел криптовалюту: на этот раз XRP на $2 млн. Некоторые утверждают, что он совершал покупку, находясь в невменяемом состоянии. Например, когда суд заслушивал иск его бывшей жены, сторона защиты утверждала, что у Мэттью потеря памяти, маниакальная депрессия и бессонница. Как тут не вспомнить строчки из «Конька-горбунка»: «Но давно уж речь ведется, что лишь дурням клад дается. Ты ж, хоть лоб себе разбей, так не выбьешь двух рублей».

Суровая виртуальность. Как криптовалюта Ripple стала настоящими деньгами и почему это может ее погубить 2

Мэттью Меллон

В начале прошлого (2017-го) года XRP стоил $0,006, а в конце – $2,3. Мэттью Меллон заработал $1 млрд. Статья в Forbes, отдающая дань потомственному финансовому гению, вышла в конце февраля, а в апреле он покинул лечебницу в мексиканском Канкуне и убыл в лучший из миров. В апреле появились слухи, что о Меллоне снимут фильм с Джонни Деппом в главной роли (Депп внешне в самом деле похож на Меллона). Потом эти слухи утихли.

Весьма состоятелен и пока жив Брэд Гарлингхаус, нынешний глава Ripple. Его доля в компании составляет 6,3% — на пике стоимости компании это было эквивалентно $9,5 млрд. Состояние предыдущего босса компании, Криса Ларсена, владельца 17% предприятия, оценивали в $5,19 млрд: сейчас это $2,75 млрд, а в начале года — целых $17 млрд. Тогда Ларсен входил в список пятнадцати богатейших американцев. Кое-что перепадает и Джеду МакКалебу, прославившемуся благодаря разорившейся криптобирже Mt. Gox.  Подсчитано, что если бы ему перечислили причитающееся разом, то это составило бы 5,3 млрд XRP.

Биткойн пока что почти в 6 раз популярнее XRP — его совокупную капитализацию оценивают в $110 млрд. А вот капитализация второй по популярности криптовалюты — эфира — $20,8 млрд, фактически те же $20 млрд, в которые оценивают рынок XRP.  В течение этого года эфир дважды уступал XRP второе место в рейтинге криптовалют. Собственно, в основном именно это, а даже не трагическая судьба миллиардеров, и привлекало к Ripple Labs такой интерес.

Суровая виртуальность. Как криптовалюта Ripple стала настоящими деньгами и почему это может ее погубить 3

Сооснователь Ripple Джед Маккалеб «сливает» свои токены XRP

Раньше компанией интересовались только платежные системы. Дело в том, что пока биткойн решал внутренние проблемы (он медленный и неудобный) и наслаждался вниманием СМИ и широкой публики, Ripple заключал партнерства с традиционными платежными системами, в том числе с American Express и MoneyGram, обещая им ускорить и удешевить расчеты. Фактически Ripple захватывал ту нишу, в которой текущие позиции биткойна слабее всего. Ведь даже сами разработчики битка, а также эфира и других систем на основе блокчейна, не обещают банкам и их клиентам быстрых и дешевых трансакций в ближайшие год-два. Вроде бы криптографические алгоритмы обеспечивают защищенность трансакций, однако делают они это из рук вон медленно.

Пока биткойн решал свои проблемы, Ripple заключал партнерства с традиционными платежными системами, в том числе с American Express и MoneyGram

Но XRP построена не на блокчейне, а на проприетарной технологии. Платежную систему, разработанную Ripple Labs, часто уподобляют древней системе восточных переводов — она называется «хавала». Система основана на взаимном доверии сети брокеров-хаваладаров, лавки которых стояли обычно на базарах. Документооборот почти нулевой — хаваладары минимизируют свои издержки, но берут на себя все риски. Нобелевский лауреат Дуглас Норт, наверное, сказал бы, что эта система подтверждает его предположение о том, что западная экономика держится на писаных правилах, а восточная — на честном купеческом слове.

«Хавала» воплощает мечту о взаиморасчетах, неподконтрольных государству

В какой-то мере в системе «хавала» воплощается мечта о взаиморасчетах, неподконтрольных государству. Ripple делает это в онлайне, именно поэтому XRP существенно отличается от биткойна и эфира. Битки добывают на своих компьютерах энтузиасты, получившие название «майнеров». В случае Ripple майнеров нет, зато есть банки и есть маркет-мейкеры. Так же, как биткойн и торренты, система основана на архитектуре peer-to-peer. Это значит, что в ней нет главного или «центрального» сервера, а все пользовательские компьютеры равноправны.

Впрочем, серверы самой Ripple все же составляют исключение — они хранят большую бухгалтерскую книгу, которую называют реестром сделок. «Фишка» Ripple в том, что все основано на взаимном доверии. При помощи Ripple вы можете выпустить валюту имени себя, и те, кто верит в ваш успех, могут эту валюту приобретать. Поэтому, в отличие от биткойна, акцента на анонимность в Ripple не делается, и если контрагент потребует подтвердить личность, это не будет восприниматься как подрыв принципов. Новую валюту можно обменять на традиционную в обменниках, которые Ripple называет «шлюзами». Так же, как у биткойна, бухгалтерская книга-реестр доступна в Интернете всем брокерам, а сделки подписываются при помощи электронной подписи. Переводить между шлюзами можно и обычные («фиатные») деньги, а для обеспечения внутренних расчетов Ripple выпускает специальную внутреннюю криптовалюту — она и называется XRP. Система мультивалютная и требует создания отдельных шлюзов под каждую валюту — этот процесс и называется «rippling», т.е «размножение» или «тиражирование».

Токен — ценная бумага?

Дело Ripple вышло на федеральный уровень благодаря стараниям адвокатов компании. Мотивы их понятны: они не хотели, чтобы провинциальный судья из Сан-Матео нанес нокаутирующий удар по XRP, да и по остальным игрокам. Ведь пока что компании, выпускающие криптовалюты и токены, фактически ничего не должны покупателям и, разумеется, хотят, чтобы так продолжалось и дальше. Истцы, напротив, намерены добиться, чтобы дело рассматривалось именно в Сан-Матео. Опыт показывает, что местные судьи, зачастую выборные, стремятся завоевать симпатии «простых людей», поэтому благоволят потерпевшим, а не инновационным компаниям. Тем более, когда частные лица (общее число которых, по некоторым данным, больше тысячи) потеряли свои деньги из-за деятельности патентованных финансовых авантюристов — а среди основателей Ripple такие есть: например, Джед МакКалеб, бывший глава рухнувшей в 2014 году криптобиржи Mt.Gox.

Суровая виртуальность. Как криптовалюта Ripple стала настоящими деньгами и почему это может ее погубить 4

Джед МакКалеб (слева) присоединился к Ripple в 2011 г. Крис Ларсен (справа) присоединился к компании в 2012 году

Быть может, есть причины, которые могут помешать местному судье классифицировать XRP как «ценную бумагу»? Дело в том, что в США понятие «ценной бумаги» трактуется шире, чем в других странах — под него подпадает почти все, во что можно вложиться для извлечения прибыли. Разумеется, судья может заключить, что токены XRP, как и их собратья-криптовалюты, именно такими инструментами и являются. Но тогда, выпуская токены, компания Ripple Labs обязана была дать покупателям всю информацию о себе. Увы, это лишает токены всякой привлекательности — весь смысл и был в том, чтобы просто продавать их, сохраняя конфиденциальность.

Неудачливые инвесторы настаивают, что покупка токенов равносильна покупке акций, а компания Ripple манипулировала курсом

Истцы подали в суд на Ripple по одной простой причине — они накупили токенов XRP, которые выпустила Ripple Labs, а эти токены обесценились при падении курса. Теперь неудачливые инвесторы настаивают, что покупка XRP равносильна покупке акций, а компания Ripple манипулировала курсом. Если суд сочтет истцов обманутыми миноритариями, это поставит Ripple Labs под угрозу банкротства, а значит, компании придется пойти на мировую и предложить откупные. Всего истцы намерены отсудить у Ripple $167,7 млн. Эта история изрядно напоминает злоключения Илона Маска, которого биржевые игроки обвинили в манипуляциях рынком. Однако адвокаты Ripple обращают внимание: истцы были осведомлены о том, что токены — это не акции и что они не дают покупателям никаких прав. Какие тогда могут быть претензии?

Будущее XRP

Безусловно, если и остаются криптовалюты, от которых еще ждут чуда, то это Ripple. Биткойн выдохся, его так и не начали принимать в магазинах, а фьючерсы не предсказывают ему никакого движения. Голоса, обещавшие $60 тыс. или хотя бы $40 тыc. за биткойн уже в 2018 году, давно смолкли. Обладатели биткойнов смирились с мыслью, что лучше, чем было, уже не будет, и постарались перевести средства в другие активы. Фактически будущее XRP определяется одной большой идеей: эта криптовалюта может выполнять роль платежного средства, а биткойн и эфир — не могут.

XRP определяется одной большой идеей: эта криптовалюта может выполнять роль платежного средства, а биткойн и эфир — не могут

Доверить эту мечту судье из Сан-Матео не готовы ни менеджеры компания Ripple Labs, ни те, кто все еще надеется заработать на криптовалютах. Рынок приходит к выводу, что решение судьи точно не сулило бы криптооптимистам ничего хорошего. Однако уверенности в том, что федеральные судьи придут на помощь, нет, и если для адвокатов Ripple Labs перевод дела в Калифорнию — это локальная победа, то рыночные игроки заглянули в дальнюю перспективу и пока не разглядели ничего радостного.

Перейти к источнику

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *